Как дом сделать дворцом

Как дом сделать дворцом
Как дом сделать дворцом
Как дом сделать дворцом
Как дом сделать дворцом
Как дом сделать дворцом

Все материалы сюжета Всемирная история с Андреем Сидорчиком

В феврале 1740 года русская императрица провела свадебные торжества, которые стали символом её десятилетнего правления.

В. Якоби «Ледяной дом» (1878).

В. Якоби «Ледяной дом» (1878). © / Public Domain

Чудо для бедной вдовы

Российская империя после смерти Петра I вошла в период, названный историками «эпоха дворцовых переворотов». Династический кризис, виновником которого отчасти являлся и сам первый русский император, привёл к тому, что в 1730 году на русский престол взошла Анна Иоанновна — племянница Петра Великого, дочь его брата и соправителя Ивана V.

Десятилетнюю эпоху правления Анны Иоанновны мало кто описывает в превосходных тонах. Действительно, этот период никак нельзя назвать расцветом государства Российского.

На то было много причин, среди которых главной представляется совершенная неготовность Анны Иоанновны к государственному правлению.

Анну Иоанновну выдали замуж 17 лет от роду за герцога Курляндского Фридриха Вильгельма. Семейная жизнь попросту не успела сложиться — супруг умер меньше, чем через три месяца после заключения брака.

Несмотря на это, Пётр I отправил вдовствующую герцогиню жить во владения покойного мужа, в Курляндию. Местное дворянство герцогиню не жаловало, и жила Анна Иоанновна в весьма незавидных условиях, никак не соответствовавших её происхождению.

Поэтому, когда после 20 лет подобной жизни Анна Иоанновна узнала, что ей предлагают ни много ни мало корону русской императрицы, для неё это было настоящим чудом.

Гуляй, шальная императрица…

Вот только вдовствующая герцогиня Курляндская никаким чудом не могла превратиться в мудрого и дальновидного политика, способного двигать вперёд государство.

Государственная политика в этот период определялась теми придворными партиями, которые сумели опередить конкурентов в борьбе за влияние на императрицу.

Среди наиболее влиятельных деятелей той эпохи был фаворит Анны Иоанновны, курляндский дворянин Эрнст Иоганн Бирон, благодаря чему сама эпоха получила название «бироновщины».

Сама Анна Иоанновна, выбравшись из курляндской нищеты, вела себя, как настоящий нувориш. Казённые деньги текли рекой на всевозможные увеселительные мероприятия и содержание двора, который в её правление вырос в несколько раз.

Особую страсть императрица питала к всевозможным карликам и горбунам, которые формировали штат её придворных шутов. Это увлечение многим казалось довольно странным, но спорить с Анной Иоанновной, разумеется, никто не решался.

Любимицей императрицы была шутиха-калмычка Авдотья Ивановна. Симпатизировала ей Анна Иоанновна, как считается, из-за чрезвычайно непрезентабельной внешности шутихи, на фоне которой сама императрица, не блиставшая красотой, смотрелась выигрышно.

Как-то в конце 1739 года Анна Иоанновна обратила внимание, что Авдотья Ивановна Буженинова (фамилию шутихе дала императрица в честь любимого блюда калмычки) загрустила. Поинтересовавшись, в чём дело, она узнала, что Авдотья Ивановна мечтает о замужестве. Калмычке в это время было около 30 лет, что по меркам XVIII века считалось возрастом весьма солидным.

Анна Иоанновна загорелась идеей выдать замуж любимицу и устроить по этому случаю грандиозное веселье.

По прозвищу «Квасник»

Жениха императрица нашла быстро — на эту роль определили ещё одного придворного шута, Михаила Алексеевича Квасника.

В отличие от калмычки Бужениновой, Квасник был родовитым дворянином, угодившим в страшную опалу.

Михаил Алексеевич принадлежал к старшей ветви рода князей Голицыных, приходясь внуком Василию Голицыну, фавориту царевны Софьи. После поражения Софьи в борьбе за власть двухлетний Михаил Голицын вместе с дедом и отцом оказался в ссылке, из которой смог вернуться лишь после смерти Голицына-старшего в 1714 году.

После этого, казалось, жизнь Михаила Голицына пошла на лад. Он был послан Петром I учиться за границу, в Сорбонну. По возвращении поступил на военную службу, которую закончил в чине майора.

В 1729 году, после смерти первой супруги, Михаил Голицын уезжает за границу, оставив в России двоих детей. Там он женится вторично и принимает католичество.

К смене веры Голицын отнёсся весьма легкомысленно, и в 1732 году с новой семьёй без опаски вернулся в Россию. Знакомые, узнав о переходе Михаила Голицына в католичество, приходили в ужас — новая императрица Анна Иоанновна считала подобное вероотступничество тяжелейшим преступлением. Михаилу Голицыну знакомые посоветовали «не высовываться», что он и сделал, тайно поселившись в московской Немецкой слободе.

Но мир не без «добрых людей» — на Михаила Голицына донесли, и вскоре он предстал перед судом разгневанной Анны Иоанновны.

Выбор у князя Голицына был невелик — плаха или бесчестье. Михаил Алексеевич выбрал бесчестье. Жену-католичку отправили в ссылку, а его самого, вновь крестив в православие, определили на роль придворного шута.

Голицын стал шестым шутом Анны Иоанновны и, как и другие пять, имел персональное лукошко, в котором должен был высиживать яйца. Во время пиров ему предписывалось разливать и подавать гостям квас, откуда и появилось его новое прозвище-фамилия — Квасник.

  Дом, где соединяются сердца

Морально сломленный и раздавленный Квасник, который, по мнению некоторых современников, от всего с ним происшедшего подвинулся рассудком, разумеется, противиться женитьбе на «девице Бужениновой» никак не мог.

Императрица взялась за дело с размахом, создав специальную «Маскарадную комиссию», которой предстояло готовить торжества. На свадьбу приказано было денег не жалеть.

Решено было устроить торжества в специально построенном Ледяном доме, похожем на те, что возводились ещё при Петре Великом, но со значительно большим размахом. Замыслу способствовала погода — зима 1739/40 годов была очень суровой, температура постоянно держалась ниже 30 градусов мороза.

Место для дома выбрали на Неве между Адмиралтейством и Зимним дворцом, примерно на месте современного Дворцового моста.

Лёд разрезали на большие плиты, укладывали их одну на другую и поливали водой, которая тотчас же замерзала, накрепко спаивая отдельные блоки.

Фасад дома имел длину около 16 метров, ширину 5 метров и высоту около 6 метров. Вокруг всей крыши тянулась галерея, украшенная статуями. Крыльцо с резным фронтоном разделяло здание на две половины. В каждой было по две комнаты: одна — гостиная и буфет, другая — туалет и спальня. Перед домом были выставлены шесть ледяных пушек и две мортиры, которые могли производить самые настоящие выстрелы. У ворот установили двух ледяных дельфинов, выбрасывавших из челюстей горящую нефть. На воротах стояли горшки с ледяными ветками и листьями. На ветках сидели ледяные птицы. По обеим сторонам дома возвышались ледяные пирамиды, внутри которых висели большие восьмиугольные фонари.

Суперпроект XVIII века

По правую сторону дома стоял в натуральную величину ледяной слон с ледяным персиянином наверху. Около слона стояли две ледяные персиянки. По воспоминаниям очевидцев, днём слон пускал четырёхметровые струи воды, а по ночам — аналогичные струи горящей нефти. Некоторые утверждали, что слон иногда «выдавал» и спиртное.

В самом Ледяном доме в одной из комнат стояли два ледяных зеркала, туалетный стол, несколько подсвечников, большая двуспальная кровать, табурет и камин с ледяными дровами. Во второй комнате были ледяной стол, два дивана, два кресла и резной буфет с посудой. В углах этой комнаты красовались две статуи, изображавшие купидонов, а на столе стояли большие часы и лежали карты. Все эти вещи были сделаны изо льда и выкрашены красками. Ледяные дрова и свечи намазывались нефтью и горели. Кроме того, при Ледяном доме была даже ледяная баня, которая тоже функционировала.

Проект Ледяного дома, если отвлечься от того, для чего он был построен, действительно был уникальным. Чтобы воплотить затею Анны Иоанновны в жизнь, учёным и инженерам того времени пришлось находить совершенно уникальные решения.

Проектированием и строительством Ледяного дома непосредственно руководили архитектор Пётр Михайлович Еропкин, создатель первого генерального плана Петербурга, и академик Георг Вольфганг Крафт, физик и математик, обеспечивавший всю научную часть проекта.

  Брачная ночь на ледяной постели

Но и этого Анне Иоанновне показалось мало. К торжеству было приказано привести по два представителя всех племён и народов, проживавших в России, в национальных одеждах и с национальными инструментами. Таких к началу февраля 1740 года в Петербурге собралось 300 человек.

Сами торжества состоялись в феврале 1740 года. Чаще всего называют дату 6 февраля, хотя иногда говорят о 12 февраля или о других днях.

Во главе «свадебного поезда» ехали молодожёны, размещённые в железной клетке, поставленной на слона. Вслед за ними ехали представители малых и больших народностей России, кто на верблюдах, кто на оленях, кто на волах, а кто-то и на собаках…

После венчания в церкви состоялось пиршество и танцы. Анна Иоанновна пребывала в отличном расположении духа, довольная реализацией собственной задумки.

После бала Квасника и Буженинову отвезли в Ледяной дом и после церемоний уложили на ледяную постель, приставив караул, дабы новобрачные до утра не вздумали сбежать со своего роскошного ложа. А повод сбежать был — мало кому захочется провести ночь, лёжа на куске льда в сорокаградусный мороз, от которого не спасают никакие горящие ледяные поленья.

Утром полуживых шутов наконец выпустили из дома, который вполне мог стать для них склепом.

  «Хватит это терпеть!»

На Руси испокон веков любили гулять с размахом, не считая средств, чем частенько удивляли иностранцев. Однако «свадьба в Ледяном доме» на сей раз поразила не только иностранцев, но и самих россиян. Затрата столь громадных средств и усилий на столь ничтожную цель возмутила многих. Затею Анны Иоанновны называли «позорищем», а издевательство над Квасником и Бужениновой сочли унизительным даже по меркам того далеко не нежного времени.

Разумеется, это глухое роптание мало волновало Анну Иоанновну, но вышло так, что «шутовская свадьба» стала последним заметным событием её правления.

Ледяной дом, благодаря морозам, простоял до конца марта 1740 года, а затем начал постепенно таять и исчез естественным путём в апреле.

В октябре 1740 года Анна Иоанновна скончалась, назначив преемником Иоанна Антоновича, сына своей племянницы Анны Леопольдовны.

Анна Леопольдовна, ставшая регентом при малолетнем сыне, была вместе с ним свергнута в результате очередного дворцового переворота, однако за время своего нахождения у власти успела сделать большое дело — упразднила штат придворных шутов.

В. Якоби. Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны. Источник: Public Domain Отставной шут дожил почти до 90

Михаилу Алексеевичу Голицыну вернули часть ранее изъятого имущества и позволили удалиться в принадлежащее ему московское имение — вместе с законной супругой Авдотьей Ивановной, брак с которой никто не отменял.

Авдотья Буженинова умерла два года спустя, родив мужу двоих сыновей — Алексея и Андрея, которые носили законный титул князей Голицыных. Если Алексей остался холостым, то Андрей Михайлович Голицын, на военной службе, как и отец, дослужившийся до чина майора, женился на Анне Фёдоровне Хитрово и произвёл на свет многочисленное потомство.

Но самое поразительное, что и сам Михаил Алексеевич Голицын после смерти жены-шутихи женился в четвёртый раз, и в этом браке у него родились ещё три дочери.

 

Умер бывший Квасник в возрасте 87 лет, более чем за три десятилетия жизни после окончания своего шутовства совершенно оправившись от пережитого и пребывая, по уверениям современников, в трезвом уме и здравой памяти…

Подписка

Также вам может быть интересно

Читайте другие материалы рубрики «История»

Оставить комментарий Лучшие комментарии Комментарии (3) Все комментарии Как дом сделать дворцом Как дом сделать дворцом Как дом сделать дворцом Как дом сделать дворцом Как дом сделать дворцом Как дом сделать дворцом

Тоже читают:



Объемная прическа 4 буквы на а

Схема проведения труб в квартире

Подарок для мужчины 10000 рублей

Детские красивые причёски лёгкие фото

Интересные приспособления своими руками фото